А
А
А

Основная сцена

Ломоносовский проспект, 17
+7 495 930-70-49

Малая сцена

Кооперативная 4, стр. 15
+7 499 245-62-84
Версия для слабовидящих
Купить билет

Трагическая оперетка на эзоповом языке

Источник: Издание «Учительская газета»
Ссылка: http://ug.ru/tragicheskaya-operetka-na-ezopovom-yazyke/

Новая постановка культовой пьесы Булгакова

Театр Армена Джигарханяна представил на Малой сцене премьеру спектакля «Дни Турбиных» по одноименной пьесе Михаила Булгакова в постановке режиссера Дмитрия Ефремова.

Гибель империи заложена в ее программе. Так утверждают историки, философы, политологи и все, кого подобные темы интересуют. Этого краха страшатся патриоты, его с нетерпением ждут либералы, за что либералов преследуют органы имперской власти. Обычные будни империи. Это происходило в Риме, Византии, произошло с царской Россией. Исчезновение величественного здания империи на первый взгляд должно долго готовиться, тщательно репетироваться культовыми режиссерами, сопровождаться катаклизмами планетарного масштаба, хотя бы быть исполнено трагического пафоса. Но нет. Это всегда происходит глупо, коряво, пошло и, главное, совершенно неожиданно, даже без внятных причин. За пафос отвечают только бесконечные реки крови. Но этот пафос быстро исчезает в череде фальсификаций истории, политических игр и просто анекдотов. В конце концов, лучшим жанром для рассказа о гибели империи становится оперетта.

Михаила Булгакова часто и безжалостно критикуют за излишнюю близость к советской власти, обвиняют чуть ли не в пропаганде большевизма. На то, безусловно, есть основания. Но интересно ли это? Не думаю. В условиях постоянной опасности для собственной жизни автор создал великолепные произведения – замечательные свидетельства времени. Он бесконечно обогатил эзопов язык – превратил его в обоюдоострую бритву. Возможно, он был первым реформатором этого языка. Недовольные свирепствующей советской властью получали в его произведениях маленькие радости глумления над тиранией, а хитрая тирания щедро благодарила Булгакова за идеологически грамотный, с ее точки зрения, подтекст. В качестве иллюстрации – культовый роман «Мастер и Маргарита»: Москву посетил сам Дьявол, покуражился, поиздевался над узнаваемыми публикой персонажами, после чего исчез, а в Москве ничего не изменилось. Вообще ничего. Зрители-читатели посмотрели премьеру очаровательной забавной оперетки, занавес закрылся, все пошли дальше строить коммунизм. Стройными рядами в сопровождении конвоя.
Создатели спектакля «Дни Турбиных» в театре Армена Джигарханяна уловили тонкую интонацию булгаковской опереточности. С одной стороны, это придает действию необычайную легкость, с другой – не позволяет скатиться в излишний пафос. В ином ключе преподносить армейский гламур времен Гражданской войны современной публике было бы странно. С другой стороны, и это тоже огромный плюс спектаклю, читается, что именно тотальная оперетта, повсеместно устроенная неумной и непрофессиональной властью империи, привела к трагедии. Таким образом, зрители видят одновременно две оперетты – кровавую вокруг и трогательную в доме Турбиных.

Булгаков локализует события пьесы не просто в одной горячей точке, он упаковывает их в пространство дома. Через него текут реки крови, изо всех щелей дуют сквозняки пропаганды, создающие кашу в мало приспособленных к мыслительному процессу мозгах военных. Актерскому ансамблю спектакля «Дни Турбиных» замечательно удалась полифония поисков смысла дальнейшей жизни. Герои мучительно ищут образ родины, как это свойственно русскому человеку, в неподобающих местах. Одни – традиционно путая ее с вашим превосходительством, другие пинками вгоняют себя в героические иллюзии, третьи в ужасе ждут большевиков. А Россия на тот момент разлетелась на бесконечные миллионы Лариосиков. Несуразных, потерянных, несчастных. Лариосик вносит в дом Турбиных довоенное очарование, мирное очарование, он больше противостоит общему ужасу, чем окружающие его военные, которые трагично играют войнушку. Именно образ дома, созданный в спектакле, позволяет рассматривать трагедию Гражданской войны вне контекста исторических событий. Это еще один большой плюс спектаклю: факты, приведенные Булгаковым, далеко не так достоверны, как об этом принято думать. Пусть они не откладываются в памяти у зрителей. Чувства персонажей, живущих в доме Турбиных или приходящих в него, несут в себе гораздо больше исторической правды. Можно исказить слова и факты, но чувства никогда не обманут. В этом доме даже военные становятся людьми, будто с них снимают погоны. В этом доме за развитием романа Елены Тальберг и Леонида Шервинского наблюдать интереснее, чем за чередой политических предательств и страшных военных преступлений вокруг него. За событиями, происходящими в стенах дома, не так заметно проступает идеологический заказ, довольно качественно и внятно выполненный Булгаковым. Изначальная идея противопоставить в спектакле новую советскую империю предателям-сепаратистам, указать Киеву на его вассальное место у подножия большевистского трона разбивается о человечность и тепло домашнего очага. При этом нет никаких противоречий автору пьесы, что чрезвычайно редко в современном театре.

Саундтрек спектакля – интересная, абсолютно не опереточная, но замечательно работающая на идею музыка Филиппа Чернова. Она очень изобразительная. При минималистичных декорациях музыка достраивает в пространстве сознания зрителя необходимые элементы картинки. Декорации лаконичны и точны. Художнику Виктории Беспаловой удалось создать образ дома как мистического поезда, который никогда не увезет героев к спасению, никогда даже просто не тронется. Он обречен навсегда остаться в эпицентре трагедии.

Автор: Роман МИХЕЕНКОВ


Другие события